ФЭНДОМ


Иберия (Картлийское царство) (греч. Ibnria, лат. Hiberia) — древнее название Восточной Грузии (Картли), упоминаемое античными и византийскими авторами. На рубеже 4-3 вв. до н. э. на территории Иберии образовалось сильное раннерабовладельческое государст-во, к-рое охватывало терр. совр. Вост. Грузии и часть Зап. Грузии. Население низменных р-нов И. в осн. занималось земледелием, жители гор - скотоводством. Часть объединенных в общины земледельцев была свободной ("эри"), другие ("глехи") находились в подчиненном положении от царского рода и знати. Труд рабов (в осн. из военнопленных) использовался на строит. и др. тяжелых работах, а также в дворцовом х-ве. В И. было немало городов и поселений гор. типа с выстроенными по архитектурным правилам домами, рынками и др. Самым значит. городом была столица И. - Мцхета. В Мцхета, Урбниси, Уплисцихе и др. городах И. процветали ремесла (произ-во черепицы, керамич., ювелирных изделий и др.) и торговля. Большую роль играли жрецы, составлявшие привилегиров. сословие. В первых вв. н. э. в И. применяли греч. и арамейскую ("армазскую") письменность. В 65 до н. э. в И. вторглись римляне, однако они не смогли прочно утвердиться здесь и довольствовались установлением союзнич. отношений с И. Значит. усиление И. произошло в первых веках н. э., особенно в царствование Фарсмана II (2 в. н. э.). Во 2 в. н. э. И. проводила активную внеш. политику, используя сев.-кавказ. племена для усиления своих позиций во взаимоотношениях с Римом и Парфией. В 4 в. в И. начинают развиваться феод. отношения; в 337 христианство было объявлено гос. религией. В конце 4 в. И. была подчинена Персии и обложена тяжелой данью. Население И. боролось против иноземных захватчиков. В 5 в. во главе восстания против власти Сасанидов стал царь Иберии Вахтанг I Горгасал. После поражения восстания персы упразднили царскую власть в И., превратив ее в свою провинцию.

Образование Картлийского (Иберийского) царстваПравить

В IV в. до н. э., после того как жившие здесь племена освободились от персидского господства, на территории Картли возникло крупное политическое объединение грузинских племен, власть которого распространялась на значительную часть современной Восточной Грузии. Постепенно в этом крае все больше возрастает роль мцхетского района. В Мцхета скрещивались дороги из Западной Грузии, Месхети, Армении, Азербайджана и Северного Кавказа. Через Мцхета проходил также большой торговый путь, который, через черноморские порты, вел из Индии к бассейну Средиземного моря. Товары из Индии по р. Аму-Дарья доставлялись до Каспийского моря (куда впадала тогда Аму-Дарья), оттуда по р. Мтквари (Кура) шли вверх по течению в Восточную Грузию. Из Восточной Грузии индийские товары уже сухим путем через Сурамский перевал завозились в Западную Грузию, где они по р. Риони достигали причерноморских городов, в частности Фасиса (Поти). Сведения об этом торговом пути мы находим уже у греческих писателей, живших на рубеже IV — III вв. до н. э.

Кроме того, Мцхета и её окрестности занимали весьма выгодное положение и в смысле обороны края. Это было удобное место для возведения взаимосвязанных крепостных укреплений.

В политической жизни Восточной Грузии в тот период определенную роль сыграло грузинское племя мосхов («мушки» в древневосточных источниках). Часть мосхов (месхов) под напором киммерийцев передвинулась на северо-восток, в глубь Закавказья, осела в юго-восточных районах Грузии, в долину среднего течения Куры, в частности, в район Мцхета. Многие названия в этом районе имеют месхское происхождение. Само название Мцхета происходит от племенного наименования мосхов. В древних верованиях месхов сильно сказывалось влияние хеттско-малоазийских культов. Через месхов почитание многих хеттско-малоазийских божеств проникло в древнюю религию грузин. Некоторые из древнегрузинских божеств носят хеттские имена, как, например, Армази — бог луны, считавшийся верховным божеством в Восточной Грузии, Заден — бог плодородия и др.

В 30-х годах IV в. до н. э. на территорию Персидского царства вторглись греко-македонские войска во главе с Александром Македонским. Держава Ахеменидов была разгромлена. Возникшая на ее развалинах империя Александра Македонского вскоре после его смерти (323 г. до н. э.) распалась на самостоятельные отдельные царства, в которых захватили власть военачальники Александра. Передняя Азия досталась Селевку, знатному македонянину из города Эвропа, положившему начало династии Селевкидов

Таким образом, распад державы Александра Македонского привел к возникновению новых государств, которые оказались более устойчивыми, чем «мировая монархия» Александра. Эти государства называют эллинистическими. Эллинистическим в истории древнего мира принято называть период, начиная от завоеваний Александра Македонского до покорения Римом последнего крупного эллинистического государства — Египта (30-е годы I в. до н. э.).

В эллинистическом мире имело место слияние и взаимодействие греческих (эллинских) и восточных элементов экономического и социального строя, политических учреждений, обычаев и идеологии.

Согласно грузинским источникам, образование Восточно-грузинского царства (Картлийского, или Иберийского) произошло в условиях ожесточенной борьбы с «греками». Древнегрузинская история донесла до нас сведения о том, что «греческие» отряды захватили Южную и Восточную Грузию. Одновременно они распространили свою власть и на население нагорий, обложив его данью. Древнегрузинские источники в мрачных красках рисуют разгул захватчиков.

Против них и Картли вспыхнуло восстание, которое возглавил Фарнаваз, находившийся, по преданию, в родстве с низложенным «греками» мамасахлисом (старейшина) Мцхета. К участию в борьбе против захватчиков Фарнаваз привлек и горные племена. Фарнавазу оказал помощь также правитель Эгриси) Куджи.

Существовавшее в Грузии Колхидское царство, которое население Восточной Грузии называло Эгриси, в то время пришло в упадок. Власть его правителя распространялась теперь всего лишь на ограниченную территорию, расположенную к северу от Самцхэ (Месхети) и Аджара.

Захватчики, изгнанные из Мцхета, укрепились в Южной Грузии, откуда пытались вернуть утраченные земли. Однако Фарнаваз был поддержан правителями крупнейшего эллинистического государства — Селевкидами, направившими в помощь Фарнавазу армянские отряды, и вскоре он изгнал захватчиков и из пределов Южной Грузии.

Одержав победу, Фарнаваз и в дальнейшем сохраняет дружественные отношения с монархией Селевкидов, которой и то время правил Антиох I. Таков рассказ грузинских источников о Фарнавазе. Династия Фарнавазианов, основателем которой является Фарнаваз, царствовала в Восточной Грузии с первой половины III в. до н. э. в течение ряда веков. Столицей этого царства стала Мцхета.

Усиление Картлийского (Иберийского) царстваПравить

В царствование Фарнаваза и его преемника Саурмага, в течение III в. до н. э., Картлийское царство являлось значительным государственным объединением. Оно не только охватывало всю современную Восточную Грузию, но и владело соседними с ней областями. Ему принадлежали, в частности, Тао-Кларджети, Спери и др.

Картлийское царство включило в себя часть Западной Грузии. Здесь, на территории, смежной с Восточной Грузией, в районе Сурамского перевала, образовалась одна из военно-административных единиц Картли (Иберии) — Аргветское саэристао[1]. Собственно Эгрисское царство (Колхида) также оказалось под влиянием Картли.

Социально-экономические отношения в Картлийском царствеПравить

Картлийское царство, как и Колхидское (Эгрисское), представляло собой раннерабовладельческое государство с сильными пережитками первобытнообщинного строя. Основную массу производителей материальных благ составляли свободные и полусвободные земледельцы, жившие сельскими общинами. Они несли разнообразные повинности и все чаше и чаще попадали в зависимость от царской власти, знати и жрецов.

Возникновение и упрочение Картлийского царства не могло быть достигнуто мирным путем. Это была эпоха постоянных войн, которые в большинстве случаев были успешными для Картли. Войны сопровождались обращением многих пленных в рабство. Захваченная живая добыча попадала в распоряжение царского дома и военно-служилой знати. Рабовладение все более и более проникает в социально-экономическую жизнь Картлийского царства. Правители Иберии начинают строить крупные оборонительные укрепления и другие сооружения. Напротив современного города Мцхета, на горе Багинети был выстроен город-крепость Армазцихе, ставший резиденцией царей. В окрестностях столицы и во многих стратегических пунктах Картлийского царства были воздвигнуты мощные крепости и другие сооружения. Это большое строительство цари Картли осуществляли руками рабов.

Кроме того, рабский труд широко применялся и различных мастерских; рабы использовались царским двором и семьями знати также в качестве слуг.

В хозяйстве рабский труд применялся в меньших масштабах. Здесь основную массу эксплуатируемых составляли члены покоренных общин. В результате многочисленных победоносных войн в Картлийском царстве появляются захваченные и покоренные общины, земли которых объявлялись царской собственностью. Число таких общин, увеличиваясь, привело к тому, что значительную долю земли в государстве стали составлять царские земли, доход с которых поступал в царскую казну. Эти общины производили для правящей верхушки общества — царского дома и его приближенных— «все, что необходимо для жизни».

С образованием царства в Картли появляются и развиваются города с мощными крепостными центрами, рынками, общественными зданиями и водопроводами. Эти города становятся центрами ремесла и торговли. Жители городов наряду с ремеслами и торговлей все еще занимались земледелием.

Господствующими слоями населения являлись царский род, военно-служилая знать и жречество. Военно-служилая знать пополнялась за счет царских дружинников и, частично, теми общинниками, которые выделялись в процессе социально-имущественного расслоения в среде самой общины. Некоторые должности времен родового строя, например, старейшины общины, после образования Картлийского царства, имеют тенденцию превратиться в государственно-чиновничьи должности.

Усиление процесса консолидации грузинских племенПравить

Еще в эпоху средней и поздней бронзы, когда началось образование союзов племен, было положено начало консолидации (объединению) грузинских племен. Этот процесс усилился с III в. до н. э., после возникновения Картлийского царства, включившего в себя, наряду с Восточной Грузией, значительную часть Западной Грузии, что способствовало постепенному сближению населения страны и образованию единой грузинской народности.

Элементы общности грузинских племен, которые достаточно ярко проявились уже в раннерабовладельческую эпоху, в дальнейшем, в феодальную эпоху, легли в основу процесса формирования грузин как единого народа.

Территория, на которую постепенно распространились власть и политическое влияние Картлийского царского дома, была заселена не только грузинскими племенами. Наряду с грузинами здесь жил ряд племен северокавказского, североиранского, хеттского, хурритского и урартского происхождения. Образование грузинского государства ускорило процесс ассимиляции этих племён. Очутившись в сфере политического влияния Картлийского царства, часть этих племён слилась с грузинскими племенами, утратила свой язык и другие типичные черты. Вместе с тем, язык и культура грузин испытывали на себе влияние ассимилируемых племён. В лексике грузинского языка до настоящего времени можно проследить хеттские, урартские языковые элементы.

Картлийское царство во II—I веках до н.э.Править

В начале II века народам Закавказья пришлось вступить в длительную борьбу с Римской державой. Ведя захватнические войны в бассейне Средиземноморья, римские легионы проникли в Малую Азию, где тогда распространялась власть Селевкидского царя Антиоха III. В 190 г. до н. э. в битве в долине Герма, подле г. Магнезии (недалеко от Смирны), победа досталась римлянам, что предрешило утверждение власти Рима на Ближнем Востоке. Это повлекло за собой и отпадение от Сирийского царства Большой Армении и Софены. Здесь правившие селевкидские сатрапы Арташес и Зарех (у греко-римских авторов — Артаксий и Зариадр) объявили себя независимыми царями. Особенно сильным властелином стал Арташес. В Айраратской долине, на берегу р. Аракса возникла столица Армении, названная по его имени — Арташат.

В ходе борьбы за расширение своих государственных границ на севере правители Армении отторгли от Картли южные области, в греческих источниках означенных под название — Гогарены, Хордзени, Париадр и др. Высказывается мнение, что армянские правители завладели и расположенной на стыке Иберии — Албании областью Камбечовани (у греков и римлян Камбисена, позднейшие Кизики-Шираки).

Вступивший на Картлийский престол внук царя Фарнаваза Мириан (приблизительно 189 — 155 гг. до н. э.) вынужден был вести военные действия как на юге и востоке, так и на севере своего государства. Он двинул свои отряды в Дарьяльское ущелье, где жили племена чарталы, глигвы (предки ингушей) и др. Овладев Дарьялом, иберы, по образному выражению древнего летописца, там «повесили ворота», т. е. закрыли, взяв под свой контроль, все ущелье. Из ранних укреплений, охранявших движение через ущелье, источники называют крепость Куманиа.

В царствование Фарнаджома, сына Мариана (приблизительно 155 — 140 гг. до н. э.), для усиления обороны Мцхета была сооружена крепость Задени, а у Кварлис-цкали (приток Алазани) был заложен город-крепость Некреси. Однако военные действия Фарнаджома против правителей Большой Армении окончились его поражением. В результате на картлийский престол был возведен сын Арташеса Аршак (приблизительно 140 — 120 гг. до н. э.), состоявший в родстве с царским родом Фарнавазидов.

Военные союзы Иберии с братскими народами КавказаПравить

Наряду с римлянами усилило свою захватническую политику Парфянское государство, которое овладело Атропатеной (Иранский Азербайджан) и частью армянских земель. В 94 г. до н. э. понтийский царь Митридат VI и армянский царь Тигран II заключили военно-политический союз, направленный против Рима и Парфии. Для закрепления союза Тигран женился на дочери Митридата. Картлийское и Албанское царства примкнули к этому союзу.

Вначале военное счастье улыбалось союзникам. Тигран значительно расширил границы своего царства за счет Парфии, а Митридат к лету 88 г. до н. э. подчинил себе всю Малую Азию, берега Черного моря с охватом Колхиды, Боспорского царства. Однако до решительной и прочной победы было еще далеко. В ходе трех, так называемых Митридатских войн (в промежутке времени от 88 по 64 г. до н. э.), Понтийское и Армянское царства были покорены римлянами.

Во время нападения римлян, под начальством Лукулла, на столицу Армении Арташат (68 г. до н. э.) против римских легионов, рядом с армянскими воинами, сражались грузинские (картлийские) копьеносцы. Армянский царь возлагал большие надежды на картлийцев, как на опытных и отважных воинов. Решительную победу в Армении римляне одержали позднее, когда в Арташат вторгся римский полководец Помпей. Ценою контрибуции армянский царь удержал свою власть, приняв навязанные ему римлянами дружбу и союз с ними (66 г. до н. э.). Помпей оттуда двинулся против Албании.

Во главе 40-тысячиого войска албанский царь Оройс сразился с римлянами. Не получив решительного перевеса, римляне кончили дело заключением мира с противником, а примирение обеспечило римлянам возможность следовать далее на запад для завоевания Грузии.

Оборонительная война картлийцев (иберийцев)Править

В 65 г. до н. э. римские войска вторглись на территорию Картли. Здесь в это время царствовал Артаг. Картлийское царство могло выставить приблизительно 20 тысяч всадников и 60 тысяч вооруженной пехоты. Царскую гвардию составляла тяжеловооруженная конница; мощную силу представляли и отряды копьеносцев. Среди оборонительных крепостей Картли важнейшая была Мцхетская внутренняя крепость — Армазцихе (Армозике). Армазцихе возвышалась, как упоминалось, напротив г. Мцхета. Ширина Армазской южной крепостной стены равнялась четырем, шести, а местами восьми метрам. Основанием поднимавшейся из скал ограды служил тесаный камень, а на нем была возведена стена из сырцового кирпича высотою в 2,5 м. Крепость снабжалась водой по глиняным трубам и каменным желобам.

Едва картлийцы успели подготовиться к военным действиям, как римляне совершили нападение на их столицу. Немедленно переправившись на левый берег Куры, Артаг сжег за собою мост, чтобы задержать продвижение врага. Крепость Армазцихе пала. Скоро в части Картли, к югу от Куры, Помпей занял господствующее положение. В ходе напряженных военных действий стороны не раз прибегали к разным тактическим уловкам, чтобы выиграть время, обезвредить противника. Переправившись на левый берег Куры, Помпей встретил сильное сопротивление в ущелье р. Арагви, где, применяясь к лесистой местности, устраиваясь даже на высоких деревьях, иберийские лучники метко поражали противника стрелами.

Понеся значительный урон, римляне, наконец, заключили с Артагом компромиссный мир. Договорные отношения свое непосредственное выражение нашли в том, что царская власть в Картли была сохранена, другими словами, Восточная Грузия, благодаря своей внутренней организованности, избегла участи многих других стран, полностью утративших в борьбе с Римом политическую независимость, превратившихся в его провинции. Посланные Артагом победителю богатые дары («ложе, стол и трон, все из золота») должны были иметь значение контрибуции. Царю пришлось отдать римлянам в заложники своих сыновей.

Усиление картлийского государства(I —III века н. э.)Править

Сохранилось свидетельство, что Помпей свой закавказский (вообще, ближневосточный) поход завершил триумфальным шествием в метрополию. В том шествии в унизительной роли побежденных шли, в числе других царей и сановных лиц, царь колхов Олтак и «три иберских гегемона» («предводителя», по-видимому, эристава). Не случайно в числе пленников не было картлийского (иберского) царя. Вообще, если в Колхиде Рим чувствовал себя господином положения, то в Восточной Грузии его завоевания оказались весьма неустойчивыми. Оправдывалось мнение, распространенное в Риме, что иберы (картлийцы) никогда не покорялись чужеземцам, будь то мидяне, персы или македоняне, не намерены они покориться и Риму. Вот почему Рим считал необходимым держать в картлийских крепостях свои гарнизоны, содействовать укреплению местных оборонных сооружений. Но чем дальше, тем явственнее становится факт, что военный нажим не мог удержать страну в повиновении. В особенности внутриполитические кризисы, социальные потрясения (восстания рабов, междоусобицы, сопровождавшие властвование рабовладельцев и т. п.), какие переживал Рим, подрывали авторитет захватчиков и в Закавказье. Так, восстание вспыхнуло в Иберии при царе Фарнавазе в 36 г. до н. э.; оно повторилось здесь и позднее, в 15 г. до н. э. Римлянам удалось, все-таки, подавить их, что случилось и в Албании, например, в 37 — 36 гг. до н. э. Потерпев поражение, царь Фарнаваз, подобно многим тогдашним правителям, стал добиваться в Риме тех же прав, которыми пользовались «союзники» последнего. Об этом сообщает император Август в своем «Анкирском Монументе», составленном в конце его жизни (ум. в 14 г. до н. э.; Анкира — нынешний г. Анкара в Малой Азии). В конечном итоге Рим оказался вынужденным в своих отношениях с Иберией, как впрочем, и некоторыми другими странами, отдать предпочтение всякого рода компромиссам. Признавая иберийских царей своими «друзьями» и «союзниками», Рим имел в виду разделить с ними, к обоюдной выгоде, трудности охраны перевальных дорог Главного хребта (Дарьял) для обеспечения себе спокойствия на своих азиатских рубежах и необходимых способов вывоза из Северного Кавказа разных товаров, рабов и т. д. Народу иберийскому была облегчена тяжесть налогов, которые позднее были сведены на нет. В руках иберийских царей, как союзников Рима, оказывалась достаточная инициатива, чтобы вступать с Римом в выгодную для себя военно-политическую сделку за счет интересов Парфянского царства. В иных случаях иберийские цари в своей политике доходили до полного пренебрежения интересами Рима.

В своем стремлении пробиться в бассейн Каспия Рим пришел в столкновение и с Парфией. В их борьбу за господство были вовлечены и Армения, и Атропатена (она же Адарбадаган, или Азербайджан Южный), а позднее и Иберия. Яблоком раздора для Парфии и Рима служили как Атропатена, так и -- после ослабления могущества царей Армении (последней четверти I в. до н. э.) — сама Армения. Повторный захват римлянами Армении (при убийстве ими царя Арташеса II, 20 г. до н. э.) повлек за собою сговор между Парфией и Римом. Парфия, недавняя союзница Армении, признала гегемонию Рима над Арменией, взамен обеспечив себе право присоединить к своей империи Атропатену. Но неустойчивость положения римлян в Армении, где народ не прекратил борьбы за свою независимость, развязала руки парфянам против Рима

Борьба против Парфии при поддержке населения АрменииПравить

Парфянский царь Артабан направил свои войска в Армению, упразднил там при римскую администрацию и возвел на престол своего сына Аршака (35 г. н. э.).

Руководство военными действиями против парфян римляне возложили на картлийского царя Фарсмана I (30-е — 50-е гг. н. э.). В определенных кругах армянского общества, естественно, поддерживали идею изгнания парфянских захватчиков. Вслед за внезапным убийством Аршака войска Фарсмана осадили столицу Армении г. Арташат, защита которого, за смертью Аршака, была возложена на Орода, другого сына парфянского царя. В сражении с парфянами на стороне картлийцев участвовали албанцы и сарматы. Войска парфян были разбиты.

Парфянский царевич, получивший тяжелое ранение в голову в поединке с Фарсманом, бежал из Армении. При содействии римлян Фарсман посадил на армянский престол своего брата Митридата, который правил страной около пятнадцати лет (35 — 51 гг. н. э.).

Затем обнаружились дворцовые интриги при дворе Фарсмана, приведшие к очередной смене царствования в Армении. Греко-римские источники дают основание считать, что Фарсман задумал использовать создавшееся в Армении неустойчивое положение и «присоединить Армению к Иберии» (акад. И. Джавахишвили). По крайней мере, источник приписывает ему «ничем не сдерживаемое желание овладеть царством» (Тацит). Цель была искусно завуалирована. Радамист, сын Фарсмана, находясь в сговоре с отцом, вошел в доверие к дяде, Митридату, к гибели последнего. В то же время Фарсман «придумал повод» объявить Митридату войну, застигнув его врасплох. Большое войско во главе с Радамистом осадило крепость Гарни, где нашел убежище Митридат под покровительством римлян. Радамист, добившись успеха, стал царем Армении (51). Однако противники (парфяне так же, как и римляне) не были намерены уступать, в борьбе за Армению, усиливавшейся Иберии. Они и действовали с оружием в руках, умело пользуясь социально-политическими противоречиями, раздиравшими армянское общество. В результате Радамисту дважды пришлось испытать горечь изгнания: сначала — когда парфянское войско открыло путь к трону парфянскому царевичу Тиридату, и затем, когда Радамист, снова захвативший было власть над Арменией, вслед за тем окончательно утратил ее, на сей раз, имея дело не только с парфянским оружием, но и с возбужденным против него населением. Сохранились сведения, что Радамист, и борьбе за власть прибегавший к жестокостям, стал ненавистным народу.

Дальнейшее укрепление Картлийского (Иберийского) государства Править

Взятый при Фарсмане I внешнеполитический курс Иберии, стремление захватить руководящую роль в Армении, не привел к прямой цели. Зато Иберия еще долго неуклонно продолжала укреплять и расширять свои государственные границы, сохранять влияние и международных отношениях, поскольку эти отношения, в лице армии, парфян и «северных народов» (аланы и др.), захватывали и Закавказье. Иберия, действенно контролировавшая, в частности, Аланские порога (Дарьял), тем самым продолжала оставаться государством с крепким тылом, а стало быть, и желанным союзником римлян.

В специальной литературе сложилось мнение, что о больших военно-политических подвигах иберского царя Митридата (60 — 70-е гг. I в.), сына и преемника Фарсмана, единогласно говорят, наравне с грузинскими и греческими, также и армянские (Моисей Хоренский) и армазско-арамейские (надпись стратилата царя Митридата — Шарагаса) источники. Иберы временно приняли участие в большом походе аланов против Атропатены и Армении. В свою очередь, римляне, в поисках мира и дружбы с иберами, приняли на себя расходы по укреплению твердынь г. Мцхета. Документально известно, что это имело место при автократорах кесарях Веспасиане, Тите и Домициане, о чем торжественно возвещается в известной строительской греческой надписи 75 г., некогда украшавшей стены Мцхета. В строках 13 — 1 7 надписи упомянуты, кроме того, те самые «иберийский царь Митридат сын Фарсмана» и супруга Митридата царице «Иамасаспои» (то есть Хамазаспухи)[1], а также «народ» иберский, которым императоры «сии стены укрепили».

О дальнейшем, еще более значительном укреплении власти и авторитета иберских царей свидетельствует ряд фактов из царствования в Картли Фарсмана, современника императоров Адриана (117 — 138) и Антонина Пия (138 — 161). Из новейших исследований вопроса видно, какие смелые шаги предпринял Фарсман, чтобы «отмстить» парфянам и римлянам. Именно Фарсман, около 135 г., обрушил вооруженные силы алан на смежные с Иберией области (от Каспия до Малой Азии), где хозяйничали парфяне и римляне. Это нападение сильно встревожило тех и других. При императоре Антонине Фарсман со свитой был принят с великими почестями в Риме. Ему там император «позволил принести жертву в Капитолии, поставил его конную статую на Марсовом поле и смотрел на военные упражнения самого Фарсмана, его сына и других знатнейших иберов» (Дион Кассий, II — III вв.).

В борьбе за укрепление своей власти иберийские цари добились восстановления прежних государственных границ с Арменией, нарушенных было во II в. до н. э. В связи с этим можно вспомнить свидетельство источников, что «Адриан увеличил его (Фарсмана) область» или что на западе Иберия расширилась до берегов Черного моря и обитавшее в бассейне р. Чороха племя зидритов подчинилось Иберии. Археологические находки в нынешней Верхней Имерети (сел. Бори) заставляют думать, что и в данной части Колхиды в описываемое время административную власть держал в своих руках питиахш иберийского царя. Сохранилось имя одного тамошнего питиахша — Бузмира.

Социальный и государственный строй раннерабовладельческой Картли Править

Расширение границ государства, освоение новых районов соответственно привело к дальнейшему росту социально-экономических сил страны. Это хорошо отражено, в частности, Географии Страбона (написана в нач. I в. н. э.). В ней засвидетельствовано, что равнинные иберы, более чем горцы Картли, «занимаются земледелием»; соответственно у них была развита и городская жизнь. Занимая (как и албанцы) богатые растительностью отроги Кавказа», «страну богатую и могущую иметь весьма густое население», трудолюбивые картлийцы с помощью усовершенствованной земледельческой техники (железный плуг) добились развития многоразличных сельскохозяйственных культур (хлебные злаки, виноградная лоза, огородные растения и пр.); развитие получили и ремесла. Этим путем в стране были созданы условия для расширения внутренней и внешней торговли, рынков, городов, куда, в свою очередь, горцами сбывались продукты скотоводства, пчеловодства, охоты. Из городов издревле были известны «укрепленные города на скалах» — вышеупомянутый Армази, или Армазцихе, Цицамури («Севсамора»); г. Саркине (от ркина «железо») своим названием дает повод считать, что он возник в месте добычи и разработки железа; существовали также Каспи, Урбниси; самый большой — стольный город — Мцхета («Месхета», в ошибочном написании: Меслета) и др.

Общественные классыПравить

Описанным условиям экономической жизни Картли соответствовало уже существовавшее там отчетливо выраженное деление общества на социальные классы эксплуататоров-собственников и эксплуатируемых — неимущих; свободных и несвободных. Основную массу свободных составляло земледельческое большинство равнинной Грузии, а также нагорное скотоводческое население.

Основной формой общежития у свободных земледельцев была сельская территориальная община с преобладанием в ней индивидуальных, частных хозяйств (в виде виноградников, пашен, огородов), уже заметно обосабливающихся от общины семей с «отцами семейств» во главе.

Деревня, селоград (даба), город — одинаково были подвержены действию новых, собственнических правопорядков. Благополучие «отцов семейств», их детей — наследников заставляет их деятельно приращать земельные угодья, рабочую силу, с использованием и рабского труда, путем ли купли или разбоя и войн. Правда, от родовой общины, оживавшей свой век, еще долго удерживались, особенно в нагорной Грузии, дедовские традиции, например, военные сборы, контролирование пастбищных хозяйств, осуществление капитальных строек. Следует считать, что именно это — свободное, земледельческое — население вместе с торгово-ремесленными прослойками общества, и обозначались по-грузински традиционным названием эри (что в позднейшем грузинском означает вообще «народ» и особо — «нацию»). Старейшинами эри являлись эриставы — букв. «главари (тавы) народа». В рамках государственной жизни взаимоотношения между эри и царской властью осуществлялись через эриставов.

Несмотря на скудность материалов, которая сильно ограничивает наши возможности воспроизведения социальной действительности Иберии, многие характерные черты общественного строя и уклада выступают довольно явственно.

Главные непосредственные производители материальных благ — земледельцы, в основном, жили в деревнях (по-грузински сопели) и селоградах откуда и их специфические названия — мсоплиони («деревенские») и мдабиуры («сельчане») С точки зрения истории классовой дифференциации общества интересно, что еще греческий географ Страбон (ум. ок. 20 г. н .э.) отметил факт существования разряда несвободных земледельцев; этих несвободных земледельцев он условно окрестил греческим названием «лаόи» «(люди», «народ») и отнес к категории «царских рабов», производивших, по выражению автора, «всё, для жизни необходимое». Известно, что рабов, как таковых, по тогдашним понятиям, относили к хозяйственному инвентарю, а не к общественным группам. Отсюда делается вывод, что в царских доменах Иберии наряду с рабами в поте лица трудились и земледельцы из категории зависимых. По-видимому, труд такого земледельца, наряду с рабским трудом, эксплуатировали и в некоторых других хозяйствах, например, в храмовых.

В силу традиций, завещанных от времен господства родовой общины, эри в особых случаях, когда того требовали военные обстоятельства, весь вооружался, превращаясь в войско. Этим объясняется, что в грузинском языке слово э р и долго удерживало двоякий смысл: оно означало и «народ», и «войско»; соответственно эриставы являлись и вообще правителями, и стратилатами («воеводами»).

Другая часть Иберии и ее населения, приведенная в длительном процессе становления и укрепления иберийского государства в непосредственное подчинение царской власти, испытывала на себе всю тяжесть государственного, чиновничьего аппарата и царской военной машины. Эта часть населения, оторвавшаяся в силу социального развития от свободного эри, и составляла общественно наиболее зрелую опору государственного строя.

Государственный аппарат опирался, прежде всего, на специально вооруженное царское войско, на администрацию, высшие представители которых, в отличие от эриставов, титуловались питиахшами, заимствуя этот титул у персов, как бы подчеркивая этим равнозначность, в отношении авторитетности, иберийских властей с иранско-парфянскими.

Слой ремесленников и торговцев являлся заметной общественной силой, прежде всего, в столице царства, Мцхета. Через Мцхета, как упоминалось выше, проходили транзитные торговые пути. Здесь пролегал большой торговый путь от Черноморья к Каспию. В Мцхета этот путь скрещивался с торговым путем, ведущим с Северного Кавказа, через горные проходы и ущелье р. Арагви, в южные страны. В наиболее крупных городах устраивались большие ярмарки, на которые стекался разноплеменный народ. Для поддержания внешней и внутренней торговли в Мцхета чеканились монеты по образцу распространенных в то время римских динариев и парфянских тетрадрахм. В Мцхета, Урбниси и других городах Иберии существовали особые кварталы с торгово-ремесленным населением. В городах была слышна речь на грузинском, армянском, греческом, арамейском, еврейском и других языках.

Торговцы и ремесленники несли определенные обязанности перед царем, в частности, платили налоги. Существовали особые царские ремесленные мастерские, например, по производству черепицы, обработке металлов, в том числе драгоценных.

В жизни страны заметную роль играли жрецы. Храмы были крупными владельцами земель и рабов.

Государственное устройствоПравить

Во главе Картли (Иберии) стоял царь, которого величали «великим царем». Царская власть была наследственной и переходила по прямой линии, от отца к сыну. Находилось немало претендентов на царский престол, в своем стремлении к власти прибегавших к заговорам, подкупам, яду.

Царский род назывался «сепе», а члены царского рода «сепецулы». Большая часть их служила и царских дружинах. Из представителей царского рода назначались обычно высшие должностные лица.

Как это явствует из вышеизложенного, территория Картлийского царства была разделена на административные округа во главе с эриставами и питиахшами, которые нередко происходили из царского рода. До нас дошли имена ряда питиахшей (Шарагас, Зевах, Аспаврук, Бузмир), сохранились геммы с портретами некоторых из них, их личные вещи. Символами власти питиахшей служили пояс с золотыми бляхами, печать с портретом и надписью, кинжал с золотой рукояткой. Питиахши на подвластной им территории выполняли фискальные и военные функции (сбор налогов, набор войска). Питиахшам были подчинены хилиархи (тысяцкие, по-грузински, атасиставы).

К числу высших сановников Картлийского царства, помимо питиахшей и эриставов, принадлежали эзоисмодзгвары — управители царского двора. Среди картлийской знати, носившей титулы питиахшей, младших питиахшей, двороуправителей, постепенно усиливается стремление превратить занимаемые ею должности в наследственную привилегию. Так, например, Иодманган, сын двороуправителя Агриппы (при царе Фарсмане II) стал управителем двора последующего царя Хсефарнуга.

ВойскоПравить

Организация войска в Картлийском царстве, характер вооружения воинов также отражали различие между знатью и народом. Постоянной военной силой государства являлись вооруженные отряды царя, состоявшие из сепецулов — членов царского рода — и тадзреулов — членов царского двора. Эти отряды сражались на конях, в шлемах, латах, кольчугах, предохранявших всадника и лошадь от увечий. Тяжелое вооружение было доступно только богатым. Высшие командные должности занимали исключительно знатные лица. Так, во главе отряда, несшего охрану царской резиденции и насчитывавшего тысячу всадников, стоял эзоисмодзгвар — двороуправитель. Тяжеловооруженные царские отряды являлись крупной политической силой в руках царя, с которой вынуждены были считаться противники.

Военная организация грузин, их боевая тактика по тому времени стояли на высоком уровне. Римляне считали, что боевая тактика картлийцев в горных районах — превосходит, а на равнине — не уступает их собственной тактике. В сражение первыми вступали тяжеловооруженные всадники — цхенторосаны, за ними, следовали пешие воины — мквирцхлебы; боевой порядок замыкала легкая конница. Картлийские воины славились высокой боеспособностью и выносливостью. Особой воинственностью отличалось население горных районов. Как указано выше, во времена военной опасности там вооружались все, способные носить оружие. Руководили отрядами горцев племенные вожди

http://www.nplg.nukri.org/work/History_of_Georgia/History_of_Georgia_I/2%20%D0%A0Rabovladetelskay_epokha/3/2.htm

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.